Дмитрий Брусникин
20.06 13:05
фото  
Аудио звук

«Действующие лица»
Дмитрий БРУСНИКИН

Дмитрий Ситковецкий (violin-fund.ru)
19.06 13:05
фото  
Аудио звук

«Действующие лица»
Дмитрий СИТКОВЕЦКИЙ

Хотиненко Владимир Иванович (фото - www.trud.ru)
18.06 13:05
фото  
Аудио звук

«Действующие лица»
Владимир ХОТИНЕНКО

Сокольники (фото archpolis.org)
17.06 13:05
фото  
Аудио звук

«Действующие лица»
Сергей ГЕОРГИЕВСКИЙ

Елена Камбурова
16.06 13:05
фото  
Аудио звук

«Действующие лица»
Елена КАМБУРОВА

18.03.05 15:37
Михаил ЛЕВИТИН в эфире Радио «Культура»
Михаил Левитин
фото  



«ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА», 15.02.05. 14-00
Ведущая — Марина Багдасарян


М. БАГДАСАРЯН - Здравствуйте, друзья мои, я с удовольствием представляю вам художественного руководителя театра «Эрмитаж» режиссера и писателя Михаила Левитина. Вы, конечно же, ждете, во всяком случае, так мне кажется, что мы будем говорить о ситуации, которая сложилась вокруг театра и вокруг сада Эрмитаж». А мы, возможно, будем говорить об этой ситуации, но не она позвала нас на встречу друг с другом, а совсем другие истории. Если у вас есть вопросы к Михаилу Захаровичу, пишите нам, он с удовольствием вам ответит. Мы же начнем с одного из самых главных событий в жизни режиссера и писателя Михаила Левитина. У него вышла новая книга. Здравствуйте, Михаил Захарович!

М. ЛЕВИТИН - Здравствуйте.

М. БАГДАСАРЯН - Итак, издательства «Текст», «Брат» и «Благодетель».

М. ЛЕВИТИН - Да, да. Это роман. Вот он был напечатан в своем варианте в журнале «Октябрь», а сейчас вышел в чудеснейшем оформлении нашего знаменитого графика Евгения Добровинского в чудесном, моем любимом издательстве «Текст». Я могу только вам рассказать, что написано сзади на этом романе. Там процитировано предисловие к одной из предыдущих моих книг «Еврейский бог в Париже» покойного, талантливейшего литературоведа Алексея Зверева, который закончил словами не скромно, но обо мне «Он нас еще не раз удивит». Вот так начинается там эта вся история. Потому что роман, в отличие от моих предыдущих книг, написан в очень спокойной эпической манере. Для тех, кто любит то, что я пишу, покажется это неожиданным, для тех. кто не любит то, что я пишу, покажется это приятным. Это достаточно разборчивый роман с точки зрения чтения. Он очень большой.

М. БАГДАСАРЯН - Что вы имеете в виду, когда говорите «разборчивый»?

М. ЛЕВИТИН - Я имею в виду, что концентрация поэтического текста тут меньше, чем в предыдущих книгах. Поэзия ушла в отношения между людьми, в какие-то характеристики этих людей. Вся общая история, она необыкновенно интересная, и она происходит в течение сорока лет…

М. БАГДАСАРЯН - Поэзия ушла в очень интимную сферу, да?

М. ЛЕВИТИН - Ну, я бы не сказал, что этот роман можно назвать в какой-то степени историческим. С 1917 года по 1945 год длится его действие, почти сорок лет. И там попытка помочь друг другу в невероятных обстоятельствах, попытка близких людей помочь друг другу. Авантюрный вполне роман и писался он в сложнейшее время. Это было лето, когда умирали один за другим мои друзья и первым Евгений Колобов, замечательный дирижер наш, потом Алеша Зверев, потом Наум Орлов, мой первый главный человек. Это было лето, когда я не имел права писать слишком легкомысленно, я бы так сказал. Я должен был писать так, как я могу. Вот роман тогда и был написан.

М. БАГДАСАРЯН - Это получилась такая проверка, да?

М. ЛЕВИТИН - Нет. Это была не проверка, понимаете, степень ответственности все-таки велика, писатель располагает временем написания книги.

М. БАГДАСАРЯН - А у вас его не было?

М. ЛЕВИТИН - А у меня не то, чтоб не было, оно было особым, это было их время. Роман не скорбный, но временами грустный, остро грустный. Ну, вот такой роман. Я его люблю.

М. БАГДАСАРЯН- А я думаю, что нам всем будет не хватать всех тех людей, которых вы назвали, и я особенно хотела бы сказать об Алексее Звереве. И эта фраза «Он нас еще не раз удивит», она очень обязывающая… Чем удивляете?

М. ЛЕВИТИН - Я вообще чувствую ответственность перед своими уже не живущими друзьями. От отца до Алеши Зверева. И перед Ритой Райт и Виктором Борисовичем Шкловским, перед всем людьми, которые в какое-то время прикоснулись ко мне и восприняли как человека театра и как человека литературы. Я пытаюсь, я пытаюсь. Я написал новую книгу. К счастью успел ее закончить до этих, так сказать, драматических событий своих. Я успел закончить новую книгу, я хотел написать очень веселую книгу, в итоге, безусловно, это приключенческий роман. Но насколько он весел я не знаю. Я его еще совершенно никому не показывал.

М. БАГДАСАРЯН - Вы скоро пишете?

М. ЛЕВИТИН - Я писал этот последний роман месяцев 9-10, для меня это большой срок, потому что я обычно пишу в так называемый свободный промежуток от театра. А здесь я писал все время, постоянно писал эту книжку. Она тоже связана со временем гражданской войны. Вообще все, что связано с 20-ми годами меня интересует значительно больше современности.

М. БАГДАСАРЯН - Почему вас уводит туда?

М. ЛЕВИТИН - Переломы меня волнуют. Настоящие переломы, настоящий хаос, там первопричина нашего поведения и там большая яркость обстоятельств, большая красота и возможность проявления человека. Я последнее время все думаю, что же за театр, которым я руковожу и что это за жизнь такая, которой я живу? И прихожу к выводу, что все-таки это роман, который я пишу. Я не понимаю, насколько серьезно мне надо относиться к этому. Это роман, роман приключенческий, роман неправдоподобно фантастический и местами крайне неприятный, но нужный. Чтоб жизнь так замешать как-то, мне помогают, иногда даже вмешиваются, силы пренеприятные.

М. БАГДАСАРЯН - Неприятные в каком смысле, что вы имеете в виду?

М. ЛЕВИТИН - Ну, просто угрожают физической расправой.

М. БАГДАСАРЯН- Это я понимаю. Об этом я, к сожалению, знаю. Вы сказали о том, что роман местами неприятный?

М. ЛЕВИТИН - Я имею в виду роман жизни. Не этот роман. Роман жизни. Конечно, конечно, разное бывает. Но я понял, что в этом весь интерес моей истории. Я думаю, что она еще резко так пишется… Чтоб учреждение вдруг стало само по себе фактом художественным, а не только то, что в его стенах происходит? Да, Марина, 150 лет этому зданию. Там все-таки первые четыре года Станиславский и Немирович работали, и Таиров, и Коонен, и первый спектакль Эйзенштейна. Там много истории, серьезной истории. Там история все-таки более менее радостная. Хотя у нас тоже на 90 процентов карнавал и радость в театре. Вы знаете, какая у нас дружная труппа и сколько лет они мне верны? И какое количество среди них талантливейших людей, которые отказали себе во многом, отказали себе в участии в некоторых произведениях, в которых я не хотел бы видеть их.

М. БАГДАСАРЯН - А они сами к вам приходят с этим, они спрашивают вас об этом? Или вы каким-то образом вмешиваетесь, узнав, что они...

М. ЛЕВИТИН - Нет, нет, на уровне догадки. На уровне догадки - что может понравиться мне, что может не понравиться. Ну, они стараются сообщать. Я никогда не говорю - нет. Никогда, никогда, понимая их материальное положение. Знаете, когда театральную реформу затевают, то это игры с очень слабыми существами, которые получают совершенно ничтожные деньги. И не нужно, это глупость все, что касается реформы. Это какая-то чушь, нельзя людей, у которых 100 долларов, 150 долларов, которые преданы и живут фанатично и страстно, нельзя их убивать. Нельзя убивать людей верных какому-то делу.

М. БАГДАСАРЯН - Они вам зададут вопросы, а нужно ли нам такое количество театров?

М. ЛЕВИТИН - Понимаете, у нас альтернатива есть. Им нужны здания, нам нужны театры. Нам нужно спасать людей, а им нужно обогащаться. Это две позиции. Две позиции разные и я буду придерживаться только своей позиции. Надо спасать людей от наплыва черноты бесконечной, Та небольшая группа людей, которая появляется в каждом из театров - пусть она будет спасена, пусть она будет увлечена вымыслом. Сколько она может у телевизора сидеть?

М. БАГДАСАРЯН - Перейдем от дальних планов к ближним. Есть фестивали...

М. ЛЕВИТИН - Есть фестивали. Есть очень интересные гастроли и есть очень странный год. Потому что это первый год, когда я дал ставить спектакли другим режиссерам. Алексей Левинский ставит Гомбровича, пьесу «Ивонна, принцесса Бургундская» и я очень рад, что театр с ним встретился. Он абсолютно честный до аскетизма профессионал, тоже приверженец 20-х годов, он мейерхольдовец такой настоящий. Мой артист пытается сделать «Золотого теленка»...

М. БАГДАСАРЯН - Не торопитесь, не торопитесь. Сейчас подробно про всё. Как Левинский пришел, вы сами ему предложили?

М. ЛЕВИТИН - Я сам пригласил его. Объясняется это просто. Я должен был снимать фильм у Сережи Соловьева в «Круге», первый фильм в моей жизни. И больше, вероятно, никогда бы не обратился к кино, хотя что загадывать… И вот, кстати, сегодня день, когда мне ответят, не Сережа Соловьев, а другие люди - есть ли на этот фильм деньги? Они мне были обещаны. Вот, как раз сегодня день, когда мне ввечеру ответят на этот вопрос.

М. БАГДАСАРЯН- Ну, мы держим кулаки.

М. ЛЕВИТИН - Ну, вы знаете, не обязательно держать. Как ответят, так ответят. Сейчас у меня свои дела. Хотя был бы рад, конечно. И я так решил, что в этот период я буду занят очень и надо пригласить людей мне близких и приятных. В частности, вот того же Алешу. Вы знаете, я помню его с первого спектакля «Балаганчик Дона Кристобаля» и я видел еще спектакль его группы. И даже дело не в такой предельной близости художественной, а дело в близости человеческой. К моим артистам нельзя подпускать человека распущенного и не учитывающего законы этого театра. Леша, Алексей Александрович обязательно учтет законы этого театра, я в этом убежден, и научит их кое-чему, как он уже уроки биомеханики там проводит. Он будет очень полезен театру, очень полезен. И Гомбрович один из самых мне дорогих прозаиков ХХ столетия, самых дорогих.

М. БАГДАСАРЯН - Это ваш выбор?

М. ЛЕВИТИН - Вы знаете, нет. Это мое согласие на Гомбровича. Я бы тоже ставил Гомбровича, но другую пьесу. Я бы ставил оперетку…. А затем «Золотого теленка» захотел поставить Арсений Ковальский, мой артист.

М. БАГДАСАРЯН- Ну, это не первая история.

М. ЛЕВИТИН - Да. Ну пусть пробует он, пусть пробует. Если у него не получится, отложим на более позднее время, если получится, сделаем сейчас. Но сейчас он в заботе о деньгах, потому что он не входил в план театра и предложил спектакль внутри театра, с продюсерами и так далее и так далее. У него что-то не получается с этим пока. Мы не мешаем ему репетировать, но если не получится, то придется работу, в общем-то, отложить.
И будет еще одна работа моей бывшей однокурсницы, ныне жены посла Чили, Марии Бородиной. Прелестный режиссер, хороший очень, замечательный, любимый мной человек, она будет ставить пьесу чилийского автора, я сейчас не могу назвать его фамилию, запамятовал. Она называется «Координаторы». Это пьеса на четырех людей. Так как мы часто ездим в Латинскую Америку и для нас приход в репертуар театра латиноамериканских названий нормален, то она будет тоже репетировать скоро.
Что касается меня, то неожиданно возникла работа, которая опять же в силу этих трудностей, о которых мы стараемся сейчас не говорить, обходить… Я не в состоянии... Невозможно легко воплотить этот замысел. Нам комитет по культуре дал грант на военную тему, это будет спектакль о Холокосте. И я решил его сделать. Там половина спектакля Гроссмана, эта половина готова, как бы так сказать, интересная половина, а вторая половина - это должен быть фарс, написанный мною... Для этого я должен написать некую странную пьесу. Все это соединяется, но вот эта пьеса мне не дается. Не дается не потому, что я не могу ее написать. Про мирное время мог бы, а про военное, вот мое, мне очень трудно.
А потом будет Пушкин, Пушкин и Пушкин. Я надеюсь, что с Битовым буду делать большую композицию, что в конце года, если доживем, сделаю спектакль наконец-то о Пушкине.

М. БАГДАСАРЯН - Мы уже с вами сказали про Алексея Левинского, про этот его приход в театр. И, как вы говорите, он много может дать артистам, театру. А возможность дать поработать Арсению Ковальскому с таким текстом Ильфа и Петрова?

М. ЛЕВИТИН - Ну, ему трудно.

М. ЛЕВИТИН - Как вам кажется, это поддается инсценировке?

М. ЛЕВИТИН - С моей точки зрения - нет. О чем я ему неоднократно говорил. Это существует как абсолютная литература. Это говорит вам человек, который литературу ставить любит. И как мне кажется, научился ее ставить. И самые не сценичные произведения доставляют мне радость и наслаждение. Это запатентовано. Каждый человек читает по-своему. Но «Золотому теленку» невозможно найти, как мне кажется, сценический аналог. Но меня интересовал Арсений, как возможный помощник в будущем, то есть, я хотел найти помощника. Поэтому я такую работу ему и доверил, так как он, что касается его непосредственных ролей, он очень композицию чувствует. А как он выстраивает спектакль - это разные вещи. Ну, он просит меня помочь...

М. БАГДАСАРЯН- Он себе отвел роль Бендера?

М. ЛЕВИТИН - Конечно. Это как раз нормально. Что касается Бендера, он вполне мог бы его играть. Но дело не в этом, там нужен талант композиции. А он сейчас обнаруживает: есть этот талант в нем или нет этого таланта. Вот он сейчас это ищет. Мешать ему я не буду.

М. БАГДАСАРЯН - Вы никогда никому не мешаете?

М. ЛЕВИТИН - Ну, мне некому мешать.

М. БАГДАСАРЯН- Это первый такой всплеск вот в вашем актере.

М. ЛЕВИТИН - Первый год, первый год такой. Сережа Алексяк время от времени ставит такие детские спектакли. Он хороший автор, большой, красивый, чудный артист, обожающий детей. Он член Союза писателей, лауреат «Мурзилки». Это так трогательно, что появился такой человек. Кстати, он Корейко репетирует у Сени...

М. БАГДАСАРЯН- А история про чилийскую постановку? Как случилось, что вы стали так активно ездить туда, в Латинскую Америку?

М. ЛЕВИТИН - Я говорю часто, что это моя Одесса - Латинская Америка. Это моя такая огромная Одесса, в которой я родился в свое время и лишен ее, ее нет сейчас. Она - Латинская Америка. Мы - одесситы, и там они конечно есть, они есть всюду, но их там немного. Там атмосфера моя, атмосфера моего детства, чувственная, беззаботная, крикливая..

М. БАГДАСАРЯН - Бендер неслучайно туда хотел?

М. ЛЕВИТИН - Он молодец, Бендер, он абсолютно четко понимал, где надо умирать. И жить, конечно. И я всегда хотел. Я и в Африку хочу. Я хочу туда, где нога человека не ступала. Вообще хочется увидеть, где собственно я живу? И вот повезло так с театром. Театр даже получил статус от департамента Латинской Америки, так они нас полюбили. Они нам дали такой статус –театр Латинской Америки, он у нас есть. И мы ездим, не скажу от Огненной Земли, но от Уругвая и до... Осталась Мексика. Не были в Чили. Не были в Коста-Рике. Так почти всюду были. Это дивные места.

М. БАГДАСАРЯН - Тем, кто еще не понял, что театр Эрмитаж это особый театр, необходимо придти в сад Эрмитаж. Обратите внимание на то, как он не защищен внешне, у него распахнуты двери, он совсем не защищен этот театр, он ждет вас. Приходите. Он не просит придти, он просто предлагает. Приходите, полюбите его и останьтесь в нем вместе с актерам, вместе с режиссером Михаилом Левитиным и читайте книжки, потому что он не только режиссер, он еще и писатель. Спасибо, Михаил Захарович.

М. ЛЕВИТИН - Спасибо.

М. БАГДАСАРЯН - Жизненной силы, думаю, вам хватит.

М. ЛЕВИТИН - Да, уверен.

М. БАГДАСАРЯН- Думаю, вам хватит. Главное, чтобы решение этого вопроса не измотало просто. Чтобы оно не было затяжным таким, занудным, издевательским, чтобы было легко. Вот. Чтобы было легко. Михаил Захарович.

М. ЛЕВИТИН - Увезу театр на Амазонку, каждому дам по сачку, и начнем там заниматься всякой живностью. Увезу всех туда и буду там с ними бродить, пока все здесь не кончится.

М. БАГДАСАРЯН- Такой суер - выер.

М. ЛЕВИТИН - Такой суер - выер.

М. БАГДАСАРЯН- Всего вам доброго.

М. ЛЕВИТИН - Спасибо. До свидания.

 
«Гараж. Арт-механика» каждую пятницу в 17.35
«Экранная копия» Программа о кино и вокруг кино Каждую среду в 18:35
16 - 27 июня в 15:00 ПРЕМЬЕРА «НРЗБ». Читает СЕРГЕЙ ГАНДЛЕВСКИЙ
Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru
© 2019 Государственный интернет-канал "Россия" 2001 - 2019. Cвидетельство о регистрации СМИ Эл № ФС 77-26539 от 22 декабря 2006 года. Все права на любые материалы, опубликованные на сайте, защищены в соответствии с российским и международным законодательством об авторском праве и смежных правах. При любом использовании текстовых, аудио-, фото- и видеоматериалов ссылка на www.cultradio.ru обязательна. При полной или частичной перепечатке текстовых материалов в Интернете гиперссылка на www.cultradio.ru обязательна. Для детей старше 16 лет. Реклама на сайте: тел. +7 (495) 617-02-62, е-mail: contact@roden-media.ru, ad@vesti.ru.